Главная / Теория и практика КСО / Исследования и аналитика

Галина Григорьева: «Людям нравится работать в социально ответственной компании»

"Бизнес и общество" продолжает цикл интервью со специалистами по корпоративной социальной ответственности российских и международных компаний. Сегодня наш собеседник Галина Григорьева, координатор программ  фонда Алкоа в России.
 
Фонд Алкоа (Alcoa Foundation) - один из крупнейших корпоративных фондов в США, основанный более 60 лет назад. Основными направлениями работы в России являются поддержка технического образования, образовательные программы по охране окружающей среды, продвижение здорового образа жизни среди молодежи. Программы осуществляются в регионах присутствия российских предприятий Алкоа - Самаре, Ростовской области, Москве. Начиная с 2005 года, компания и фонд Алкоа инвестировали в России около 9,5 миллионов долларов США. В ноябре 2014 года Алкоа Россия вошла в первую десятку компаний в проекте «Лидеры корпоративной благотворительности» и получила специальный приз за  «Подход к оценке результатов благотворительных проектов и программ».
 
Татьяна Бачинская: Здравствуйте, Галина! Спасибо, что нашли время ответить на наши вопросы. Расскажите, пожалуйста, о корпоративном фонде компании Алкоа, представителем которого в России вы являетесь. 
Галина Григорьева: Да, я работаю в российском подразделении компании Алкоа в дирекции по корпоративным отношениям и представляю корпоративный фонд в России. Сам фонд находится в Америке, в штаб-квартире компании, и ведет программы во тех регионах, где присутствуют предприятия компании, в том числе и в России, где у компании два завода (в Самаре и Белой Калитве Ростовской области. В России у нас два крупных завода. На каждом из этих предприятий есть сотрудник, который отвечает за реализацию программ в своем регионе.  И соответственно люди, которые работают на местах в регионах, эти программы ведут. Мы работаем вместе с фондом над тем, чтобы инвестировать его средства в ключевые направления, разрабатываем программы, которые приносят измеряемые результаты, и работаем с некоммерческими общественными организациями, которые реализуют  эти программы. Вот такая работа – работаю в российском подразделении компании вместе с Фондом Алкоа и отвечаю за программы Фонда  в России. 
Сначала я работала в представительстве компании и не имела представления об этой деятельности. С приобретением заводов началась работа Фонда Алкоа в России. Естественно появились новые возможности в компании. Сначала я просто подключалась к каким-то программам. А с 2006 года была приглашена в дирекцию по корпоративным отношениям. Считаю своим огромным везением то, что мне была доверена эта роль – реализовывать вместе с коллегами программы Фонда Алкоа в России. 
Мария Аксенова: Каковы основные направления деятельности Фонда? Как меняются со временем ваши программы в сфере образования и экологии?
Галина Григорьева: В Фонде Алкоа эти направления менялись и уточнялись. В настоящее время две стратегические темы Фонда  - образование и охрана окружающей среды. Внутри этих тем есть более узкие направления, в которых наша компания является экспертом. То есть, если мы говорим об образовании, то мы поддерживаем технические, инженерные специализации. В России это направление представлено нашей уже многолетней Программой поддержки  технического образования.. В этой программе мы работаем с  с тремя ведущими технически вузами – в Москве, Самаре, Ростове-на- Дону, а также двумя техникумами.
Вторая главная тема Фонда Алкоа  - это охрана окружающей среды. . Это важно для нас, потому что компания  является производственной и в  своей практике стремится минимизировать влияниена окружающую среду и, соответственно, стремится и в сообществе вести те программы, которые бы работали на сохранение и улучшение экологической ситуации. 
У фонда и компании есть еще одно направление – это развитие волонтерства. Его нельзя отделить от экологии или образования. Тем не менее, это отдельная программа, которая направлена именно на развитие волонтерства. Например, Месяц служения обществу: каждый октябрь во всех наших регионах предприятия проводят большое  количество мероприятий с участием волонтеров. Очень активную роль и в самих проектах и в коммуникациях играют  лидеры Алкоа. У Алкоа один из самых больших показателей корпоративного волонтерства, а российское подразделение компании в числе лидеров по волонтерскому участию во всей корпорации. В  2014 году 67% сотрудников в России - и на заводах, и в центральном офисе - приняли участие в Месяце служения. 

Центральное волонтерское событие года  Месяц служения обществу, который проходит ежегодно в октябре. Он включает самые любые виды волонтерской деятельности. С одной стороны, само предприятие инициирует такие вещи. Есть сотрудники, которые отвечают за это. С другой стороны, на местах люди сами проявляют инициативу и собираются в команды . Они определяют для себя какие-то участки, организации и помогают из года в год. Группа людей может отработать определенное количество часов и получить гранты за командный проект. Грант они зарабатывают для некоммерческой организации, в которой работали. Например, у нас есть дирекция в Самаре. Среди прочего, они помогают приюту для животных и могут заработать для него грант. Также часто это бывают  детские учреждения. 
Татьяна Бачинская: Грант – это… сколько они вложили волонтерских часов, столько они и получат?
Галина Григорьева: Да. У нас предусмотрено два уровня – $1500 и $3000 в зависимости от количества участников и отработанных часов Больше участников, больше часов. И есть еще и ежегодная программа индивидуального волонтерства, называается Bravo!. Сотрудник в течение года отрабатывает не менее 50 часов на одну организацию. В этом случае он может подать  заявку на  грант Bravo! в пользу этой организации. Каждый сотрудник имеет право заработать такой грант раз в год. Алкоа тратит миллионы долларов в год на волонтерские гранты.
Татьяна Бачинская: Какое влияние наличие КСО программ оказывает на компанию? Почему это нужно и важно для Алкоа? 
Галина Григорьева: Наши предприятия это члены сообщества, и все, что делает сообщество более благопрятным местом для жизни, благоприятно и для бизнеса. Например, в рамках глобальной программы Фонда Алкоа «Стажировки для безработной молодежи» мы даем молодым людям возможность приобрести производственные специальности и познакомиться с потенциальными работодателями малого и среднего бизнеса. Это важно для их профессионального старта. Одновременно, мы делаем вклад в кадровый потенциал сообщества, что улучшает шансы компаний найти квалифицированные кадры. Также, существует общепринятое мнение, что КСО влияет на лояльность сотрудников, так как  людям нравится работать в социально ответственной компании. Мы видим это в наших ежегодных опросах сотрудников. Такие опросы проводят многие компании, чтобы понять, как сотрудники оценивают те или иные аспекты деятельности компании, в том числе работу в сообществе.
Мария Аксенова: Что вы считаете своим самым большим достижением в сфере КСО? 
Галина Григорьева: Я считаю важным результатом наши уже многолетние партнерства с некоммерческими организациями, вместе с которыми мы реализуем наши программы. Наши партнеры являются соавторами программ, не просто качественно их администрируют, но и развивают. Программу технического образования администрирует московский офис Института международного образования. Второе наше ключевое направление - экологическое. Мы много лет работаем с эколого-просветительским центром «Заповедники». Его еще называют ЭкоЦентр, это очень известная организация. Много лет работаем с Фондом «Устойчивое развитие».  Все они очень профессиональные партнеры, которые  ориентированы на результат. 
Для каждой программы определяются  свои цели, которые, кстати, на протяжении долгосрочной работы могут уточняться. Например, в экологических программах для школ оценивается процент участников, которые начинают реулярно принимать участие в природоохранных мероприятиях. Сейчас добавилась цель по развитию эко-лидеров.   В Программе поддержки технического образования результатом является количество наших стипендиатов, которые работают после окончания вуза по специальности. То есть наша цель – привлекать и сохранять в технической отрасли лучшие кадры. 
Мария Аксенова: И некоторые из них уже приходят к Вам на предприятия?  
Галина Григорьева: Такие прецеденты есть. Например, в Самаре. Просто потому, что там профильный вуз - Самарский аэрокосмический университет, где есть в том числе и кафедра металлообработки. Когда мы поддерживаем вуз, мы не ставим цель готовить кадры для себя, программа этого не подразумевает. Мы работаем на сообщество, но, когда мы помогаем образованию, мы вкладываем и в общество, и усиливаем свой кадровый потенциал. Эта работа для всех полезна. 
Татьяна Бачинская: Если сравнивать с началом вашей деятельности - почти 10 лет назад, какими изменениями Вы гордитесь? 
Галина Григорьева:  Я считаю успешной нашу программу  «Молодежь голосует за здоровье», которую вместе с фондом «Устойчивое развитие» мы ведем уже почти пять лет.     Это программа наш вклад в развитие культуры здорового образа жизни молодежи, что актуально в нашей стране.  Она заключается в том, что мы создаем инфраструктуру для занятий фитнесом на открыто воздухе  и, самое главное, – ведем работу по привлечению  молодежи, развития навыка занятий на наших фитнес-площадках.. И она действительно дала очень хорошие результаты. У нас есть определенные показатели, какое количество участников должно активно начать использовать эту инфраструктуру. Например, два раза в неделю в течение какого-то времени. Мы отслеживали этот показатель с помощью опросов в школах и анкетирования. Здесь важно не только поставить площадку, а еще и сделать так , чтобы она активно использовалась. 
Я думаю, мы в Алкоа Россия можем гордиться и нашим волонтерским участием. По этому показателю мы в числе лидеров Алкоа. В время Месяца служения более 60% наших сотрудников приняли участие в волонтерских мероприятиях. 
Татьяна Бачинская: Что важно для менеджеров по устойчивому развитию и КСО? Какими качествами должны обладать такие специалисты? 
Галина Григорьева: Так как эта работа, как и любая другая,  имеет свою структуру, мне кажется, важна  системность и вообще любые другие  менеджерские качества. А если говорить о каких-то отдельных личностных характеристиках, я бы назвала гибкость, умение сотрудничать, доверие. Все-таки успешность программы это, в первую очередь, успешность партнерства, когда все стороны - благотворитель, благополучатель, администратор проекта - договариваются и учитывают  интересы друг друга.  
Партнерство с некоммерческими организациями, наверное, отличается от чисто коммерческих контрактов. Просто потому, что в бизнесе основные моменты уже закреплены на бумаге. Закрепляются определенные условия, какие-то штрафные санкции и т.д. Здесь многое выходит за рамки этого, потому, что это совместное творчество. Здесь нужно быть гибкими, уметь идти на компромиссы и слушать друг друга просто потому, что какие-то вещи некоммерческие организации знают лучше в силу своей специализации. Со своей стороны, некоммерческие организации должны ориентироваться на те задачи, которые бизнес ставит перед собой. Это необходимое условие, чтобы работать с бизнесом. 
Татьяна Бачинская: Ощущаете ли вы разницу в реализации КСО-программ в Москве и в регионах?
Галина Григорьева: Да, разница в сообществах, безусловно, есть. Москва – все-таки огромный город. Например, наша программа индивидуального волонтерства Bravo!, очень популярная среди сотрудников в Самаре и Белой Калитве, в Москве почти не  присутствует.  Не потому что она не доступна, а просто в силу того, что немногие в столице найдут время поработать волонтером в школе, даже если там учится ваш ребенок.  Более того, заработанные для школы $250 в Москве не будут так заметны… А волонтер  должен минимум 50 часов отработать. В Белой Калитве ситуация совсем другая. Там в одной школе может быть несколько десятков учащихся, чьи родители работают на нашем заводе. И эффект совершенно другой. И, потом, расстояния совершенно другие. Все-таки в Москве можно ехать до дома и час, и два. Я еду два часа - правда, я в Подмосковье живу. Мы ощущаем себя в огромном муравейнике, и эффекта такого не будет. И Москва, конечно, более богатый город. А регионах, если кто-то заработает $250 для спортивной школы и купит на них баскетбольные мячи - это целое событие для школы. А если таких сотрудников пять-десять, представляете? Это совершенно другие суммы. И школы получают эти деньги. А они - бюджетные организации, у них нет какие-то лишних средств. Поэтому в Белой Калитве у нас люди очень заинтересованы в этой программе. В Москве мы, конечно, информировали об этой программе, но здесь сотрудники больше участвуют в командных проектах.  
Татьяна Бачинская: Галина, я считаю, что вы очень успешный менеджер по КСО. Что вам позволило им стать? 
Мария Аксенова: Меня тоже эта тема очень интересует. Я сама об этом мечтаю, поэтому слушаю внимательно. 
Татьяна Бачинская: Что бы вы посоветовали Марии? Какие советы дали бы тем, кто хочет быть менеджером по КСО?
Галина Григорьева: Если обобщать, мне кажется, важно видеть свою компанию как часть сообщества, видеть связь между общественным благом и интересами бизнеса.  Мне нравится работать по определенным правилам. А корпоративная социальная ответственность от частной благотворительности отличается тем, что ты работаешь в определенных рамках. Есть направления, в которых ты можешь работать, есть политики, правила и процедуры, которые ты должен соблюдать. Мне это очень нравится. Все это нацелено на эффективность. Есть определенная процедура заключения партнерства, состоящая из нескольких этапов. Прежде чем выйти на партнерство и начать финансировать совместные программы, мы проходим несколько этапов работы, во время которых притираемся друг к другу и создаем программу. Мне это нравится. В этом смысле я считаю, что корпоративная благотворительность очень эффективна, с учетом того, как она организована.
Татьяна Бачинская: То есть в хорошем смысле вы советуете Марии первым делом быть человеком системы?
Галина Григорьева: Если работать в корпорации, безусловно, да. И, надо сказать, что в последние годы и в корпоративной, и в частной благотворительности стало очень важно видеть результат вложенных усилий и денег. Собственно, это мы наблюдаем в российском бизнесе. Владельцы компаний открывают свои благотворительные фонды или поручают заниматься корпоративными социальными программами отдельному специалисту, создаются определенные процедуры. Но и в рамках всего этого у вас есть возможность творчества. К тем результатам, которые важны для компании, вы можете идти разными путями и можете привлекать разные ресурсы.

Мария Аксенова: Как вы повышаете уровень своей профессиональной подготовки? Где в России или за рубежом можно получать дополнительные знания в этой области? 
Галина Григорьева: Фонд Алкоа – один из старейших корпоративных фондов. И, соответственно, у нас эта система уже давно существует и совершенствуется. Есть специальные институты, которые помогают выстраивать работу. Поэтому мы, конечно же, со стороны Фонда обеспечены всеми необходимыми ресурсами - как интеллектуальными, так и финансовыми. В свою очередь, фонд работает с различными крупными некоммерческими организациями, которые занимаются развитием инструментов, помогающих компании эффективно инвестировать свои средства. Одна из функций корпоративного фонда – это еще и определение этих политик и процедур. Фонд – это не просто ресурс для получения грантов, он помогает делать инвестиции локально, результативно и в соответствии с политиками. 
Мария Аксенова: Как вы оцениваете уровень КСО в нашей стране? Потому что вам-то как раз есть с чем сравнить. В США КСО развивается с 1960-х годов, а у нас ему от силы 20 лет. Что нужно для того, чтобы эта деятельность благоприятно развивалась? Какие нужны условия? 
Галина Григорьева: В этом отношении в России я вижу очень большой прогресс. В крупных компаниях созданы определенные структуры, отделы, есть профильные менеджеры и возможность участвовать в различных площадках. В то же время есть компании, у которых еще нет доверия к некоммерческим организациям. Это я слышу от своих коллег из некоммерческих организаций, другие же охотно работают с НКО, ведь они обладают определенной экспертизой. Все своими руками не сделаешь, есть определенные вещи, которые нужно знать. Я думаю, что в основном развитие идет по тому же пути, что был на Западе, но оно, наверное, неровное. Очень многое, кстати, зависит от  лидеров компаний. 
Мария Аксенова: Вы довольны сотрудничеством со СМИ, тем, насколько активно они освещают КСО-программы Алкоа? 
Галина Григорьева:  Я исхожу из того, что корпоративная благотворительность это общественно важная информация, а значит СМИ также являются заинтересованной стороной. Им нужно получать от нас информацию, которая будет интересна их читателям. Читателю интересно то, что влияет на его жизнь. Именно поэтому всегда интересны экономические и политические новости. Информация о корпоративных благотворительных программах интересна тогда, когда она актуальна для большинства читателей издания. Этим объясняется то, что в маленьких сообществах о благотворительных программах пишут  много, в больших меньше, и почти ничего в Москве. Мне не кажется, что в этом есть проблема. На мой взгляд, проблема в том, что СМИ мало продвигают идею благотворительности в целом, в первую очередь, частной благотворительности. Огромное количество людей не знают, какие проблемы есть в обществе и как они лично могут участвовать в их решении. Вероятно, многие еще считают, что детский дом это не страшно. Главное уход и игрушки. СМИ могут многое сделать для того, чтобы у людей было понимание этой огромной проблемы.     В общем, нам нет смысла обижаться на СМИ. Они живут по своим определенным законам и пишут о тех вещах, которые наиболее интересны их аудитории.
Татьяна Бачинская: Они могут не знать, сколько всего полезного и интересного вы делаете.
Галина Григорьева: Да, но отчасти в этом виноват и сам бизнес. Задача бизнеса - просто создавать постоянно работающие информационные каналы, выстраивать доверительные отношения со СМИ и заинтересовывать журналистов, потому что в какой-то момент им захочется написать об этом. Я думаю, что просто необходимо давать интересную важную информацию, рассказывать, чем живет компания, что она стремится делать. Такая информация может быть интересна деловым СМИ как пример инвестиций, которые выгодны для общества и бизнеса. 
Мария Аксенова: Есть ли что-то, о чем вы мечтаете в профессиональном плане? 
Галина Григорьева: Мне бы хотелось, чтобы культура благотворительности более активно продвигалась и поддерживалась государством. Мне бы хотелось, чтобы функции государства не приходилось брать на себя благотворительным организациям, например, такую как спасение жизней. 
Мария Аксенова: Не могу не спросить про современную политическую и экономическую ситуацию, в которой мы сейчас живем, - оказывает ли она сейчас влияние на планирование деятельности фонда, на программы в России?
Галина Григорьева: Ситуация всегда влияет, но преимущество наличия корпоративного фонда заключается в том, что это отдельная  организация со своими активами. Эти ресурсы могут использоваться только на благотворительные цели. Безусловно, активы Фонда зависят от экономической ситуации, но даже в самые кризисные годы мы получали ресурсы для работы.. И кроме того, у нас планирование начинается очень задолго. Программы 2015 года и ресурсы на них мы согласовывали в начале 2014 года. Уже тогда мы понимали, какими средствами  мы будем располагать.
Татьяна Бачинская: Мы узнали, что несколько лет назад вы стали приемной мамы  девочки. Расскажите о том, как вы встретились, какая она сейчас.
Галина Григорьева: С появлением в моей жизни дочки прошло уже почти три года, я уже и жизни без нее не представляю и абсолютно ощущаю ее родным человеком.
Мария Аксенова: Сколько ей было, когда вы ее удочерили?
Галина Григорьева: Ей было 4 года, сейчас почти 7. У нее большие проблемы со здоровьем, и для меня главное сейчас - это помочь ей как-то в жизни. Жизнь у нее в любом случае уже не простая. Но надеюсь, что она будет счастливым человеком.
Мария Аксенова: Как вы ее встретили - в процессе реализации программ или сознательно к этому шли? 
Галина Григорьева: Для себя я такой возможности не исключала, но ничего специально не делала, то есть мы познакомились случайно в процессе реализации одного из проектов.
Мария Аксенова: Как ее зовут?
Галина Григорьева: Вера.
Мария Аксенова: Вера - отличное имя, чудесное!
Татьяна Бачинская: Галина, с какими страхами вы столкнулись при удочерении, зная, что Верочка серьезно больна?
Галина Григорьева: При ее заболевании речь идет не об излечении, а о помощи в реабилитации. Были, конечно, моменты, когда я узнавала, что ситуация серьёзнее, чем я себе представляла, было страшно, но… Во всяком случае, это никак не повлияло на мое решение. Я думаю, каждому родителю, имеющему ребенка с большими проблемами со здоровьем, безусловно, иногда страшно… Такие моменты бывают даже у больших оптимистов.
Татьяна Бачинская: Как изменилась после встречи с Верочкой Ваша жизнь? 

Галина Григорьева: Изменилась и организационно, и времени не хватает. Это связано и с лечением, и с реабилитацией, и вообще с развитием. Эмоционально тоже изменила
сь - в лучшую сторону, с Верой очень интересно. Я думаю, что не обязательно иметь ребенка, чтобы реализовать себя полностью, но для меня в какой-то момент стало интереснее жить, помогая другому человеку.
Татьяна Бачинская: А изменился ли у Вас взгляд на проблемы, связанные с удочерением? Может быть, вы сможете что-то посоветовать тем, кто захочет это сделать? 
Галина Григорьева: Я не стану давать советы, это действительно очень сложно, потому что у нас сейчас достаточно высокий процент возвратов усыновленных детей. Это связано скорее всего с общей системой организации этого процесса в нашей стране: у нас ищут ребенка под себя, а на западе - семью под ребенка. Мне кажется, именно в этом причина. 
Татьяна Бачинская: Если бы вы были президентом и могли решать проблемы, связанные с такими больными детками и вообще с сиротством, что бы вы кардинально изменили?
Галина Григорьева: Безусловно, от государства очень многое зависит: во-первых, нужна пропаганда того, что каждый из нас, все мы можем помогать; во-вторых, должны быть определенные условия для помощи, должна быть государственная система поддержки. Если говорить о родителях детей-инвалидов, то у нас не хватает социальной инфраструктуры, где такой ребенок мог бы находиться. Очень часто мама с ребенком, у которого высокая степень инвалидности, прикована к нему постоянно. Это тяжело и неправильно. И я согласна с теми специалистами, которые говорят о том, что увеличение суммы выплат не решает проблемы. Только деньгами проблему решить нельзя, потому что нужна поддержка родителей, чтобы они не были исключены из жизни.
Татьяна Бачинская: Иногда в роддомах персонал советует оставить таких детей: мол, «таким детям лучше жить в интернатах» ...
Галина Григорьева: Это ужасно. Возмутительно, что у нас в государственных учреждениях люди, которые получают зарплату из денег налогоплательщиков, фактически способствуют тому, чтобы у нас были сироты. Я даже не понимаю, как государство может позволять такое.
Татьяна Бачинская: Спасибо вам за такой откровенный разговор. Желаем Вам и компании Алкоа больших успехов! 
 
Фото - из архива Галины Григорьевой и Марии Аксёновой. 
 

© 1998-2017

“Бизнес и общество”

Разработка сайта

«Яркие решения»

Яндекс.Метрика