Главная / Теория и практика КСО / Исследования и аналитика

Краткий обзор истории благотворительности в дореволюционной России

 
Олег Чудинов, руководитель регионального отделения ООО«Общество развития русского исторического просвещения  «Двуглавый орел», доцент, действительный член ИППО, к.э.н.
 
В нашей стране отправной точкой, наиболее ярко показывающей пример воплощения в жизнь благотворительности, может являться лето 988 года – крещение Руси. Связанно это с тем, что с принятием в стране христианства положение о заботе и помощи ближнему, а особенно для бедных и нуждающихся, обрели новую роль. Это обусловливается тем, что милосердие и любовь к ближнему - одни из основных целей православия. Так, князь Владимир (около 960-1015) велел раздавать еду и воду из княжеской казны нуждающимся, а тем, кто был ограничен в перемещении и не мог дойти до княжеской резиденции подаяния возили на специальных телегах. Что касалось негосударственной ответственности, то в хозяйствах князем были запрещены грубые формы рабства [1,  с. 90-91].
 
Сын Владимира, Ярослав Владимирович Мудрый (978-1054), в сфере нашего предмета отметился тем, что внес в Церковный и Земский уставы разделы о благотворительности, а при монастырях была распространена бесплатная медицинская помощь.
 
Реформы, направленные на приобщение к социальной работе продолжались и других потомков правящей семьи: открывались училища, улучшались условия медицинской помощи, пропагандировалась благотворительность. Однако наиболее ярко из династии Рюриковичей, как не парадоксально, отметился Иван IV (1530-1584). В 1551 году Грозным был созван Стоглавый собор, на котором проблемы нуждающегося населения признали делом всего общества [2, с. 13]. Кроме того, первый царь всея Руси, определил создать в каждом городе благотворительные заведения для содержания нетрудоспособных лиц.
 
Как бы сказали сейчас к социальной ответственности предпринимателей приучал и Борис Годунов (1552-1605). Так, в 1601 году из-за неурожая вследствие постоянных дождей, приведших к проросту хлеба, и убившему его при начавшемся морозе на корню, в стране разразился голод [1, с. 261]. Царь запретил пивоварам и винокурам вести свою деятельность, дабы сохранить на хлеб зерно, шедшее на выпуск алкогольной продукции. Перекупщиков приказал бить кнутом, а тех кто повышал цены подвергал преследованиям. Двумя годами позже (в 1603 г.) издается документ приобщающий к ответственности уже помещиков – это Указ, предписывающий «отпускать на волю» во время голода работные семьи на прокорм без оформления «отпуска на волю»  [3,  с. 58].
 
Михаил Федорович (1596-1645) – первый русский царь династии Романовых – в социальной сфере прежде всего отметился тем, что дал поручение Центральным учреждениям Московской патриархии – патриаршим приказам – об открытии сиротских домов. А вот его сын, Алексей Михайлович (1629-1676) издал поистине значимый в области социальной ответственности предпринимателей того времени Указ 1663 года. В нем речь шла о том, что боярам в периоды неурожая необходимо поддерживать нуждающихся, а именно обязательно кормить голодающих. Годом позже боярам предписывалось обязательное кормление холопов в период голода, а если «бояре откажутся кормить своих холопей в голодное время, то они лишаться холопей, которые получат свободу» [3,  с. 58-59].
 
Но и благодатной почвы для того, чтобы появлялись лженуждающиеся в помощи помещиков, фабрикантов, бояр и прочих имущих сословий при Романовых не было. Так, согласно Указу от 1691 года «за притворное нищенство» полагалось наказание вплоть до ссылки в Сибирь. Желающим же помочь предписывалось вносить и вкладывать финансовые средства непосредственно в учреждения социального характера [4]. Кроме того, упомянутый Указ Петра I (1672-1725) сыграл не менее значимую роль в становлении социальной ответственности помещиков (по своей сути он стал первыми социальным ограничителем их произвола). Не менее значимо и то, что он сформировал базу для правовых инициатив Екатерины II (1729-1796), которая в дальнейшем определила не только права, но и обязанности помещиков по отношению к крепостным [5, с. 52]. При Екатерине Великой, в 1775 году, появился также и прообраз органа социальной защиты – губернское учреждение «Приказ общественного призрения». Однако в этом событии интересно прежде всего то, что помощь частных лиц Приказу стала особо поощряться.
 
К ранним примерам эффективности такой государственной деятельности можно отнести содействие князя Дмитрия Михайловича Голицына (1721-1793) в развитии медицины. При жизни он начал финансирование строительства «больницы для бедных», а в 1802 году, уже после его смерти, она была открыта в Москве. В год открытия учреждение насчитывало 50 коек, а уже через три года ровно в два раза больше, причем с 1803 года функционировала еще и  богадельня на 30 коек для неизлечимых больных.
 
Рисунок 1 –  Голицинская больница из книги «Сто лет Голицынской больницы в Москве, 1802 - 22.07.1902»
 
В это же время граф Н.П. Шереметев (1751-1809) задался проектом строительства в Москве богадельни на 100 человек и бесплатной для всех слоев населения больницы на 50 коек. Для «строительства богоугодного заведения», Странноприимного дома (в настоящее время Научно-исследовательский институт скорой помощи им. Н. В. Склифосовского), был отведен участок «на Черкасских огородах» близ церкви Преподобной Ксении (1649), доставшийся графу в наследство от матери.
 
Строение представляет собой образ усадьбы с углублённым в сторону парка храмом Троицы, над которым возносится полукруглый бельведер. Хотя подобные учреждения в нашей стране уже существовали, но градостроительный размах был несравнимо выше. Возводили учреждение четверть века (с 1792 по 1807 гг.), а после завершения строительства граф внес на содержание заведения депозит в размере 500 тыс. руб. и дополнительно к финансированию выделил доходы от поместий в Тверской губернии [7].
Забота в Странноприимном доме была не только о теле, но и о душе при больнице был построен храм во имя Св. Живоначальной Троицы, по сей день востребованный не только лечащимися, но и врачами. Создана была и библиотека с читальней.
За время существования госпиталь оказал помощь более чем 2 миллионам человек [12].
 
Храм Странноприимного дома
Но достаточно долгое время ведущие роли в развитии социально ответственных практик оставались за государством и церковью, и меньшее участие в этой работе принимали те, кто как принято считать в настоящее время, должен брать инициативу на себя – речь о предпринимателях. 
 
Однако к началу XIX века ситуация стала значительно изменяться. Император Александр I (1777-1825) дал новый импульс в развитии системы социальной ответственности предпринимателей. Так, в 1802 году деятельность меценатов в области образования стала координироваться Министерством народного просвещения. В этом же году Александр I Павлович учредил «Благодетельное общество» (в 1814 году переименованное в «Императорское человеколюбивое общество»), которое должно было «не только раздавать милостыню, но доставлять бедным и другие вспоможения и особенно стараться выводить из состояния нищеты тех, кои трудами своими и промышленностью себя пропитывать могут» [6]. По некоторым оценкам за век работы этого общества помощь была оказана около 5 млн человек, а в стране начали осуществляться крупные благотворительные проекты.
 
В 1828 при личном участии Николая I (1796-1855) в России было введено звание «Почетный попечитель». А в 1846 году было создано общество посещения бедных [8, c. 396-405].
 
Одним из ярких проявлений благотворительности является появление в 1846 году в Петербурге Приюта принца Петра Григорьевича Ольденбургского для детей лишенных получать образование. В начале своей деятельности в учреждении обучалось около 180 детей, а к 1913 насчитывалось около 1,8 тыс. чел. В Приюте обучали ремеслу, домашнему хозяйству, проводилась подготовка к переходу в средние учебные заведения.
 
Новую веху развития благотворительного движения дал реформатор Александр II (1818-1881), который не только в годы своего правления отменил крепостное право, но и благодаря многочисленным указам и законам, сумел создать цельный и системный союз социальной политики государства и частной благотворительности. Таким образом наибольшую интенсивность развитию этого движения придала уже пореформенная Россия, оставив наследие из множества объектов социального назначения и сделав благотворительность модной.
 
Крупнейший предприниматель того времени, происходивший из старообрядческой купеческой семьи и обучавшийся в Кембриджском университете, Савва Тимофеевич Морозов (1862-1905), на своих фабриках оплачивал работницам отпуск по беременности и родам. Кроме того, он платил стипендии молодым рабочим, получавшим дополнительное образование. Из истории известно, что благодаря таким практикам, рабочие на его фабриках отличались грамотностью и высоким уровнем образования, и как следствие, более качественно трудились. За пределами своих предприятий фабрикант помогал нуждающимся и проявляющим способности учащимся Московского университета, а также входил в состав Товарищества для учреждения в Москве театра и регулярно вносил средства на строительство.
 
Подобные примеры были не единичны. Так, один из наиболее известных меценатов той эпохи московский предприниматель А.И. Хлудов (1818-1882) активно занимался финансированием учебных заведений, больниц, домов призрения, музеев, церквей. После кончины меценат завещал передать свою библиотеку в Московский Никольский единоверческий монастырь (в 1883 году совместными усилиями с Крестовоздвиженской надвратной церковью была открыта «Хлудовская библиотека» [9].
 
Купец-мультимиллионер  Г.Г. Солодовников (1826 - 1901) за свою жизнь отдал на благотворительность более 20 миллионов рублей. Он внес средства на постройку театра на Большой Дмитровке (ныне Московская оперетта), клиники при МГУ, дома для бедных, сиротского приюта и училища в четырех российских губерниях.
 
Исторической в освоении нашей страны была помощь Федора Павловича Рябушинского (1886-1910). На его средства в 1908–1910 гг. была организована первая комплексная экспедиция на Камчатку, из которой ученые привезли бесценные знания и материалы. В дальнейшем привезенные предметы стали экспонатами для музея, а их количество составило около четырех тысяч единиц.
Владелец стекольной мануфактуры Юрий Степанович Нечаев-Мальцов (1834-1913) остался в истории не только как крупнейший фабрикант, но и как человек, выделивший около 2/3 стоимости строительства Музея изящных искусств (введен в 1912 году). Сегодня это Музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина в Москве.
 
Рисунок 2 – Музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина в Москве
 
Рисунок 3 – Музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина в Москве
 
Потратив по некотором оценкам от 2 до 3 млн рублей, он не только скрывал свою причастность к финансированию, но и нанял три сотни рабочих для добычи специального морозоустойчивого мрамора, а для его обработки выписал итальянских резчиков камня. Кроме того, за счет средств Юрия Степановича во Владимире было построено Техническое училище, а на Шаболовке богадельня и церковь в память убиенных на Куликовом поле.
 
И таких социально ответственных предпринимателей того времени было достаточно много. До сих пор в истории нашего государства на слуху такие фамилии как Третьяковы, Мамонтовы, Бахрушины, Прохоровы, Найденовы, Боткины и другие.
Большая роль в становлении социально ответственных практик в России была и у женщин. 
 
Неординарным примером того времени была открытая 5 ноября 1854 г. знаменитым хирургом Н.И. Пироговым (1810-1881) и Великой княгиней Еленой Павловной (1806-1873) «Крестовоздвиженская община сестер милосердия». Это было первое в мире, появившееся еще до Красного креста, женское медицинское учреждение, созданное с для помощи раненым во время боевых действий. Вызывает уважение то, что уже на следующий день 32 сестры общины и группа врачей  вместе с хирургом Н.И. Пироговым выехали на фронт.
 
За счет средств российской просветительницы Анны Александровны Адлер (1856-1924), в  1881 году в Петербурге открылась первая в России школа для слепых детей. В 1885 году, благодаря ее усердию, впервые в нашей стране была напечатана книга для незрячих на русском языке. Такая работа подвигла и других меценатов поддерживать подобные идеи. Спустя несколько лет появилось более десятка школ для слепых. С января 1886 г. по июнь 1889 г. Советом Попечительства императрицы Марии Александровны и издателями-редакторами В.Н. Семчевским и О.К. Адеркасом выпускался журнал для обсуждения вопросов о положении незрячих  «Русский слепец» (в 1889 году переименованный в «Слепец»).
 
Варвара Алексеевна Морозова (Хлудова) (1848-1918), предпринимательница из семьи богатого промышленника, в 1887 году построила психиатрическую клинику на Девичьем поле, передав ее Московскому университету, тем самым положив начало созданию Клинического городка. При этом Варвара Алексеевна не скупилась. Затраты на строительство составили около полумиллиона рублей [10]. Кроме того, 1898 году она первой приняла участие в строительстве в том же Клиническом городке института для лечения страдающих опухолями. Финансирование строительства проходило исключительно за счет частных пожертвований. Переоценить такой вклад сложно, ведь по некоторым оценкам от рака в России на то время умирало более 150 тыс. человек.
 
Рисунок 4 – Морозовский Институт
 
Другая известная миллионерша, почетная гражданка Москвы и Иркутска Юлия Ивановна Базанова (1852-1924)  22 октября 1896 г. открыла первую в Москве  «Клинику болезней уха, носа и горла». На ее строительство и оснащение она потратила около полутора миллионов рублей.  
 
Жена кондитера Алексея Ивановича Абрикосова (ныне его фабрика носит название ОАО «Кондитерский концерн Бабаевский»), Агриппина Александровна (1832-1901), родившая 22 ребенка, в 1889 году построила «Бесплатный родильный приют и гинекологическую лечебницу с постоянными кроватями Агриппины Александровны Абрикосовой в Москве», который за год принимал около двух сотен женщин. После кончины Агриппины Александровны ее дело продолжили наследники и в 1906 году был возведен «Бесплатный родильный приют и гинекологическая лечебница с постоянными кроватями».  В 1916 году, московские газеты писали: «Постройка и открытие этого учреждения является эрой в деле подачи акушерской помощи московскому населению не только потому, что здание специально выстроено соответствующим всем требованиям науки, но и потому, что в основу ведения дела и ухода были положены новые для Москвы принципы. <...> Принято 44 тысячи женщин, сделано 7 тысяч операций, 50 кесарских сечений» [11].
 
Рисунок 5 –  Бесплатный родильный приют и гинекологическая лечебница с постоянными кроватями им. А.А. Абрикосовой 
 
Стоит отметить, что все социальные объекты, построенные в то время, работают и приносят пользу по сей день, а социально-трудовые привилегии для рабочих входят в основу современной системы социальной защиты.
 
В 1913 году в нашей стране произошло еще одно важнейшее событие в области «объединения правительственной, общественной и частной деятельности в этом направлении». В соответствии с Высочайшим указом от 21 февраля 1913 «в ознаменование трехсотлетия со дня всенародного избрания на царство первого государя из Дома Романовых» и состоящее под покровительством императора Николая II было основано Государственно-общественное благотворительное учреждение «Романовский комитет» для призрения сирот сельского состояния [13].
 
Знак Романовского комитета
Такой комитет был первым в истории не только нашей страны, но и других государств, ставивший вопрос о частно-государственном решении проблем в сельской местности. Председатель (А.Н. Куломзин) и члены Комитета были назначены императором 2 марта 1914 года, а закон об организации принят 19 апреля 1914 года.  При этом Комитет был создан  «равно для объединения правительственной, общественной и частной деятельности в этом направлении», т.е. финансировался совместно с предпринимателями. Однако за совершенно небольшой период времени (в 1917 году об был передан в состав Министерства государственного призрения временного правительства) Комитету удалось оказать весомую посильную помощь. Активно выдавались пособия земствам, сельским обществам, братствам, церковно-приходским обществам, попечительствам на решение социальных проблем населения. Уже 1916 году Комитетом было учреждено 380 приютов в сельской местности с более чем 13 тыс. воспитанников. Их финансирование составило около 2 млн руб. Активно выдавались стипендии. Так, попечительству императрицы Марии Федоровны о глухонемых на учреждение ста стипендий для сирот сельского населения было выделено 25 тыс. руб., а Совету Попечительства императрицы Марии Александровны о слепых на покрытие расходов по содержанию двухсот стипендиатов из числа сирот сельского населения и детей воинов в возрасте от 2-х до 17 лет – 50 тыс. руб. Было множество и других, не менее ярких, примеров работы Комитета.
 
Таким образом, Романовский комитет далеко в не лучшие для нашей страны годы, смог наладить механизм работы государства и общества по улучшении ситуации на селе. Медицинская, финансовая, образовательная и социальная помощь была оказана без преувеличения десяткам тысяч селян [13]. 
 
Однако переход от благотворительности к инструментам зарождавшейся концепции социальной ответственности в России не произошел. Связано это было, прежде всего, с радикальными изменениями произошедшими в 1917 году, после которых частные предприятия были национализированы, а социальная ответственность полностью легла на плечи государства. Тем самым, говорить о КСО в нашей стране в этот период, в силу отсутствия частных коммерческих структур не представляется возможным.
 
Использованная литература: 
1. Платонов С.Ф. Лекции по русской истории. – М.: ООО Издательский дом «Летопись-М», 2000 – 742 с.
2. История социальной помощи в России: антология социальной работы / Под ред. М.В. Фирсова. – М., 1994. – Т.I. – С. 13.
3. Фирсов М.В. История социальной работы в России – М.: Гуманит. изд. центе ВЛАДОС, 1999. – 256 с. 
4. Тихонович Л. Краткая история милостыни в России (04.06.2010) / Л. Тихонович, А. Сучилин // Журнал «Филантроп» [Электрон. ресурс] – Режим доступа:   http://philanthropy.ru/esse/2010/06/04/2216/ (дата обращения 11.01.2017).
5. Захаров Н.Л. Управление социальным развитием организации / Н.Л. Захаров, А.Л. Кузнецов – М.: Инфра-М, 2006. - 191 с.
6. Митрофанов А. Человеколюбие (26.06.2011) / А. Митрофанов // Православный портал о благотворительности «Милосердие. RU» [Электрон. ресурс] – Режим доступа:    https://www.miloserdie.ru/article/chelovekolyubie/ (дата обращения 12.01.2017).
7. Странноприимный дом // Москва. Энциклопедический справочник. – М.: Большая Российская Энциклопедия, 1992.
8. Старый Петербург. Поиски, находки, открытия: Сборник статей / Под ред. Е. И. Краснова. – СПб.: На страже Родины. – 2009. – 414 с.
9. Синицын П.В. Никольский единоверческий мужской монастырь в Москве, что в Преображенском / П.В. Синицын – М.: Типо-литография Т-ва И. Н. Кушнерев и Ко, 1896. - 26 с.
10. Голубева И. Клиника имени Морозова. Психиатрическая больница носила имя душевнобольного / И. Голубева // АиФ Здоровье [Электрон. ресурс]. – №36, 03.09.2015. – Режим доступа: http://www.aif.ru/realty/city/rodilnyy_dom_abrikosovoy_zhena_fabrikanta_otkryla_besplatnuyu_lechebnicu (дата обращения: 25.06.2016).
11. Голубева И. Родильный дом Абрикосовой. Как жена фабриканта открыла бесплатную лечебницу / И. Голубева // Аргументы и факты [Электрон. ресурс]. – 08.08.2015. – Режим доступа: http://www.aif.ru/realty/city/rodilnyy_dom_abrikosovoy_zhena_fabrikanta_otkryla_besplatnuyu_lechebnicu (дата обращения: 25.06.2016).
12. Странноприимный дом. 200 лет милосердия [Видеозапись]. – https://tv.rambler.ru/efir-tv-strannopriimnyy-dom-200-let-miloserdiya/
13. Керзум А. П. Романовский комитет для призрения сирот сельского состояния. // Энциклопедия Санкт-Петербурга [Электрон. ресурс] - URL: http://www.encspb.ru/object/2806469070?lc=ru (дата обращения 27.03.2017).

© 1998-2018

“Бизнес и общество”

Разработка сайта

«Яркие решения»

Яндекс.Метрика